Но при этом в душе у

Но при этом в душе у меня было светло и я так радовалась, и чувствовала приближение своей РД. Она должна была меня встретить в аэропорту в Москве. Но до Москвы надо было еще долететь, каждые 5 минут казались вечностью.
Я зашла в аэропорту в аптеку, купить обезболивающие еще сильнее. Провизор на меня посмотрела так с ухмылкой и сказала, что если бы у меня был воспален тройничный нерв, я бы так не улыбалась. Я не стала с ней спорить, что пятерых детей родила не пискнув, но это же не значит, что мне не было больно. Я была, как пьяная , от лекарств с непривычки. Но села в самолет, полетела и приземляясь я почувствовала , что боль затихает. И когда моя РД меня встретила, у меня уже ничего не болело вообще. Весь интенсив все было тихо, но стоило РД уехать, все началось сначала. Я еще оставалась погостить у Шанти с Андреем и продолжала искать пятый угол и пить воду литрами. Андрей попросил охарактеризовать боль, какая она. И когда я нашла название, что боль давящая, что-то щелкнуло. Я поняла, что все время себя подавляю, откладываю себя на потом, не разрешаю себе жить так как я хочу. Ехала домой уже с тупой болью. Я все ждала, что сильная боль вернется. Сходила к зубному сделала рентген всей челюсти. Врач сказал, что точно не от зубов это. Вот что это было? До сих пор не знаю. Да это было преодоление ради чего-то Высшего, что звало меня.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *