Мужчина изнасилованной

Мужчина изнасилованной в полиции женщины отрубил себе пальцы и скончался

Игорь Губанов и Салима Мухамедьянова

18+ В Магнитогорске от инсульта умер местный житель Игорь Губанов, который добивался расследования изнасилования и пыток своей жены в местной полиции. В 2016 году он предпринял “акцию отчаяния”, отрезав себе несколько пальцев, записал видеобращение к следователям и выложил его на YouTube. Но расследования пыток Губанов не дождался. Наоборот, за “ложный донос” была осуждена его супруга Салима Мухамедьянова, передает фонд “Общественный вердикт”.

Как напоминает “Лента.Ру”, полицейские задержали нетрезвых сожителей в ночь на 27 января 2016 года после жалобы соседки на шум. В отделении Губанова поместили в камеру, а Мухамедьянову отвели в комнату отдыха сотрудников, где, по утверждению женщины, ее якобы избили и изнасиловали. Обоим пригрозили проблемами, если они расскажут об этом, и сказали уехать из города.

Салима обращалась в полицию и Следственный комитет, врачи зафиксировали у нее побои. Рассказ пострадавшей подтвердил полиграф. Требуя справедливого расследования дела, ее муж отрезал себе несколько пальцев на руке. Дело о насилии в ОВД закрыли, а Мухамедьянову обвинили в ложном доносе (часть 2 статьи 306 УК) и оштрафовали на 20 тысяч рублей. Полицейские, которых она опознала как своих насильников, до сих пор работают в правоохранительных органах.

Силовики утверждают, что подобное поведение сожителей объясняется психическими отклонениями, которые усугубились на фоне систематического употребления алкоголя.

Мне удалось лично встретиться с руководителем Ленинского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Челябинской области Виктором Липаткин. Он был открыт и доброжелателен, ему беспрестанно звонили журналисты: накануне в городе случилось ЧП расстреляли предпринимателя.

Так, “Новая газета” задала руководителю Ленинского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Челябинской области Виктору Липаткину вопрос: если Салима действительно оговорила следователя, если она правда все это придумала, то зачем ей все это было нужно? Какой был ее мотив?

Какой мотив? Психически ненормальный человек! ответил мне следователь. – Понятно, что там образ жизни такой. Пьянство. Мы возбудили, нормально расследовали нет там ничего! Нам какая разница, против кого дело возбуждать? Против нее ли, против полиции. Было бы за что И потом, это дело на контроле в Москве было. Нас бы сверху одернули, если мы что не так!

***

Игорь Губанов, наверное, был единственным светлым событием в жизни Салимы. Он увидел ее в Межгорье, в магазине, где она работала продавцом. Я думаю, они влюбились, пишет в “НГ” Ольга Боброва, автор публикации “Аномалия Магнитки: Суровая история женщины из башкирского села, которая оказалась в городе, где изнасилование это норма”.

По кусочкам восстанавливая ее жизнь в тот период, журналистка не нашла другого мотива, который мог бы вдохновить взрослую, робкую, деревенскую женщину, воспитывающую к тому же дочь-подростка, на переезд в большой город, где предвиделось ни кола, ни двора. Однако вот она решилась.

Переехали, как-то поступила дочка в университет. Сняли комнату в общежитии в самом центре города, на проспекте Ленина, стали жить, как люди. Она работала продавцом в магазине; он шабашил на стройках. Купили даже Салиме шубу норковую, до пят. Но, конечно, наполовину в кредит, 45 тысяч остались должны. Иногда по этому поводу звонили коллекторы ну да ведь и все так живут.

Из всего того, что я услышала за эти дни от людей, которые знали Салиму и Игоря близко, я составила себе образ семейной пары нет, не благополучной (в том смысле, который мы привыкли вкладывать в это округлое, ленивое слово), но нормальной. В их пасмурной жизни, конечно, случался алкоголь, но таких в стране десятки миллионов людей, не знающих в жизни другой радости, потому что ее банально нет.

Известно, что в тот злополучный вечер 26 января оба они были под градусом вернулись с поминок.

Без разговора с Салимой сложно судить о том, что происходило в ту ночь в отделении, однако безошибочно можно рассказать о том, что было в доме на проспекте Ленина. Мужики-полицейские, выросшие в окраинном магнитогорском районе, а может, в глухой какой-нибудь башкирской деревне, а может, в нищем, воняющем прорванной канализацией военном городке, пришли в общагу и нашли там нетрезвых, деревенского склада мужчину и женщину. Неуверенных, вряд ли посмевших сказать в защиту себя хотя бы слово, вряд ли настаивавших хотя бы на том, чтобы к ним обращались на вы…

Автор: Редакция TLTgorod

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *